Вход для клиентов
Вход для клиентов
Регистрация
Нас рекомендуют
А.А. Третьяков
АО "Тройка-Д Банк"
Сидоров Т.В.
ген. директор ООО "ДСС Медиа Групп"
С.И. Воробьёв
АО "ВОКБАНК"
Талаш А.А.
Генеральный директор группы компаний РосКо, к.э.н.
Егоров Виталий
директор ООО "ПАЛИТ-РА" it-palitra.ru
Ахметов И.Р.
директор akhmadi-invest.com
Подтыкан Я.А.
директор GM-Lab., проект yavshoke.net
Комарцова Мария
редактор ИА "Бел.Ру"
Бузенкова Мария
директор Domnatamani.ru
Дроздов Вадим
директор importkama.ru
Сергей Вачиков
ООО еКузбассРу
Смирнов Константин, директор
ООО «ФАРМ-ЭКСПРЕСС1»
Занис А.Л.
ген. директор ООО "Веб-Сторс"
Наталия Захаренко
ген. директор ООО "МЦС"
Подробнее
Наши клиенты
Подробнее

PR–технологии информационного экстремизма

В статье рассматриваются понятия информационный экстремизм, информационный терроризм, дана их классификация и предложены формы проявления. Особое внимание обращено на речевое воздействие как основной метод информационного экстремизма. Показана роль СМИ, включая Интернет, в воздействии на читательскую аудиторию.

Ключевые слова: информационный экстремизм, информационный терроризм, пропаганда, речевое воздействие, преступления, информационная безопасность, экстремистские сообщества, средства массовой информации.

Рост проявлений международного терроризма в различных частях нашей планеты вызвал значительное увеличение арсенала пропаганды и распространения террористических идей, вербовку сторонников и организацию информационного экстремизма и терроризма. Основным инструментом такой деструктивной деятельности при этом становятся всё новые возможности средств передачи информации и информационных технологий. В последнее десятилетие наблюдается геометрический рост примеров пропаганды экстремизма и терроризма в Интернете, который не имеет каких-либо границ.

Современные реалии жизни человеческого общества остро ставят вопрос и призывают к широкому обсуждению научной общественностью проблем, связанных с информационным экстремизмом, информационным терроризмом и их преодолением. В этой области известны труды зарубежных авторов: Ф. Пурпуры, В. Дейсона, Б. Ахгара, А. Стейнифорта, Ф. Боско, Л. Войтасика, М. Шульчевского, С. М. Мухаметжановой и др.

В работах российских исследователей Г. Т. Журавлёва и Е. В. Ковалевской, Г. Г. Почепцова, О. И. Дашковой, А. Рабодзея, А. Н. Курбацкого, Г. С. Вечканова также прослеживается исследовательский интерес к этой проблеме, и предлагаются пути преодоления информационного экстремизма и информационного терроризма, являющихся эффективным и чрезвычайно опасным оружием, направленным против человечества.

По мнению Г. Т. Журавлёва и Е. В. Ковалевской, появление частной собственности, становление государственного строя, усиление борьбы за власть, дальнейшее расширение масштабов человеческой деятельности - всё это является продуктами развития общества. В этом большую роль играет информация, приобретая всё бóльшую цену. Особенно полезна та информация, обладание которой позволит её владельцам быть в каком-либо выигрыше: моральном, материальном, политическом, военном и др..

Г. Г. Почепцов отмечает, что информационная война не только делает более сильным акцент на аудитории, но также направлена на поиски точек уязвимости массового сознания.

Сегодня одним из наиболее распространённых видов экстремизма является информационный экстремизм. В то же время он, в отличие от других, наименее изучен и в такой же степени осмыслен.

В качестве причин этого можно привести следующие:

- во-первых, в большинстве случаев современный мир не в полной мере оценивает опасность данного явления, т.к. считает, что прямые террористические атаки (взрывы, поджоги, захваты заложников, убийства руководящих чиновников и т.д.) являются бóльшей угрозой обществу. Само же радикальное информационное воздействие относят на второй план, считая его второстепенным или не летальным воздействием на индивида, не несущим напрямую угрозы жизни или здоровью;

- во-вторых, информационный экстремизм практически незаметен. Также невозможно и определить источник этого явления.

Исходя из этих причин, информационный экстремизм часто ставят в один ряд с PR-технологиями, пропагандой и другими проявлениями речевого воздействия на аудиторию. На самом деле информационный экстремизм, являясь проявлением речевого воздействия, не исчерпывается им, а соединяет в себе также и другие характеристики экстремизма.

В связи с этим возникают закономерные вопросы: что такое экстремизм и что такое речевое воздействие? Как эти две категории переплетаются в одно общее понятие - информационный экстремизм?

Прежде в образе профессионального экстремизма присутствовали такие его отличительные черты как: руководство определённой идеологией и стремление к национальному освобождению, действие согласно определённым политическим целям и открытое финансирование со стороны правящих элит в некоторых странах.

Теперь этот привычный для нас образ постепенно исчезает. Вытесняя его, на это место приходит информационный экстремизм. Здесь один человек, который руководствуется экстремистскими мотивами, потенциально может стать по своему масштабу более разрушительным, чем самые многочисленные группировки экстремистского толка.

Информационный экстремизм ещё только набирает силу. Эпоха этого явления пока не наступила, но с учётом современного развития информационных технологий, этот вид экстремизма, к сожалению, имеет своё будущее. Следовательно, его потенциальные возможности известны и они не ограничены. Его целью является нарушение коммуникаций, что ведёт к возникновению хаоса в современном информационном обществе.

В то же время необходимо учитывать, что в качестве своего оружия не только экстремистские силы могут пользоваться разрушением информационных и коммуникационных связей.

Эти связи между ячейками экстремистской группировки могут разрушить также контрэкстремистские организации и движения. В результате этого произойдёт как дестабилизация, так и временное приостановление активности экстремистской группировки.

Известны такие формы, в которых может существовать информационный экстремизм:

- первая - саботаж. Она направлена на разрушение информационных коммуникаций;

- вторая - более сложная. Она направлена на подрыв ценности общества за счёт использования информационных технологий. Крайней мерой в этой форме информационного экстремизма является информационный терроризм.

О. И. Дашкова считает, что он осуществляется в области, охватывающей разные взгляды и идеи: политические, философские, правовые, эстетические, религиозные и др., то есть в той сфере, где ведётся борьба идей. Информационный терроризм представляет собой форму негативного воздействия на личность, общество и государство с помощью всех видов информации. Расшатывание и ослабление конституционного строя является его главной целью. Для этого им привлекаются разнообразные силы и средства - от агентуры иностранных спецслужб до отечественных и зарубежных СМИ.

В качестве примера этого вида экстремизма можно привести выступление лидера Аль-Каиды Усама бен Ладена после 11 сентября 2001 года. Тогда, в США, многие люди разуверились в возможности государства защитить своих граждан.

Субъектом этой формы информационного экстремизма может стать целое сообщество. Но и отдельно взятый человек может сыграть здесь особенную роль, т.к. ему также свойственны черты субъекта экстремизма. Его основным методом является речевое воздействие. Не стремясь к власти над умами ради самой власти или ради сокрытия собственных целей, никого не боясь, он хочет кардинально изменить существующее мироустройство и заявляет об этом не боясь, открыто.

Осознавая скрытый характер речевого воздействия на объект, мы в полной мере можем применить его в исследовании информационного экстремизма. Он выступает как неравноправная коммуникация, а экстремистские организации как субъекты этой коммуникации. Следовательно, исследуя информационный экстремизм, власть языка обязательно необходимо связывать с неэтичным отношением к объекту и речевыми манипуляциями. Для этого в рамках этого явления используются разнообразные механизмы: лингвистическая демагогия, пропаганда и т.д.

В то же время необходимо учитывать, что речевое воздействие всегда запланировано с какой-то целью. Характер же этой цели обусловлен определённым мотивом, связанным в некоторых случаях с психологическим состоянием держащего речь. То есть цель любого речевого воздействия на объект - это инициирование определённых действий, которые в дальнейшем будут отвечать потребностям субъекта речевого воздействия. В случае информационного экстремизма преследуется только одна общая цель - получение власти над умами людей, привлечение новых членов в экстремистские организации или создание массовой паники.

Поиск сторонников, их сплочение, непримиримая борьба с противником, чёткая формулировка и обстоятельное разъяснение собственной позиции - всё это в полной мере определяет содержание экстремистской коммуникации. Целью второй формы информационного экстремизма является бескомпромиссная борьба за власть. В основу для рассмотрения речевого воздействия в экстремистском дискурсе необходимо положить специфику соотношения субъекта и объекта, потому что внешние причины определяют дистанцию между ними, что носит социальный характер.

Известно, что отдельные индивиды и население в целом могут быть объектами экстремистского речевого воздействия. Соответственно, оно в экстремистском дискурсе зачастую связывается с массовым внушением и убеждением. Это связано с тем, что аудитория экстремистов должна быть как можно более многочисленной, и экстремистские группировки стараются добиться этого любой ценой. В этом случае каждому человеку-объекту в его модель мира необходимо интегрировать определённые знания, которые будут в полной мере отвечать задачам конкретной экстремистской группировки.

Тема массового сознания достаточно объёмна, и в рамках данной работы невозможно подробно и полно рассмотреть все аспекты. Поэтому нам необходимо уделить внимание и сосредоточиться на субъекте речевого воздействия, и более точно - на коррекции его ценностей. Здесь мы отмечаем, что коммуникация экстремистов с реципиентами носит в большинстве случаев опосредованный характер. Это объясняется тем, что им требуется воздействовать на как можно бóльшее число людей (а такое воздействие возможно и без привлечения каналов массовой коммуникации). Также возможна и замена самой коммуникативной роли субъекта речевого воздействия. То есть, определённый образ, заключающий в себе реальные черты данной личности, и проекцию свойств, которые отражали интересы его будущих сторонников как бы абстрагируется от реальной личности экстремиста и формирует его имидж.

Объект в то же время воспринимает именно этот образ, т.к. он непрерывно воспроизводится самим субъектом и средствами коммуникации. Массовость последнего и накладывает здесь особую специфику на отношение субъекта к объекту, то есть субъект здесь выступает как специализированный и особенный. Это даёт ему представление о его особой роли в данной коммуникации и о собственной значимости. Объект речевого воздействия в политическом дискурсе выступает в то же время как обезличенная толпа, которая не имеет особых возрастных, половых и профессиональных разграничений. Именно этот факт может ещё более укрепить субъекта политического воздействия в мысли об активности своей позиции в данной коммуникации.

Известно, что в экстремистском дискурсе речевое воздействие имеет в качестве своей формы пропаганду. По мнению польского писателя и автора множества популярных работ Л. Войтасика, пропаганда должна быть направлена на объяснение окружающей людей действительности. Другой польский исследователь М. Шульчевский утверждает, что пропаганда представляет собой целенаправленное и политически мотивированное убеждающее воздействие на общественные группы. С его помощью определённые социально-политические идеи, взгляды и теории доводятся до сознания каждого человека и оказывают влияние на формирование его поведения в желательном направлении.

Здесь необходимо подчеркнуть, что в последнем определении явно выражен тот факт, что пропаганда на деле является политически мотивированной деятельностью, она в полной мере содействует определённым общественным классам в достижении и укреплении идеологического, политического и социального господства.

В то же время, несмотря приведённые выше формулировки о пропаганде, как об убеждении, многие исследователи утверждают, что в содержание пропагандистской деятельности входит манипулирование, то есть внушение, а также констатируется её стильная идеологизация, которая выражается в установке кто не с нами тот против нас. Одним из таких примеров пропаганды является роспуск слухов о доступности биологического оружия массового поражения любому человеку, в том числе и экстремистам.

Начавшаяся в 2001 году в США волна информации об угрозе биотерроризма, - по мнению А. Рабодзея, - дала определённый выигрыш многим структурам и организациям. Спецслужбы получили финансовые средства, направленные на борьбу с потенциальной угрозой и создание специальных подразделений по борьбе с биотерроризмом в новом департаменте - Homeland Security. В СМИ появилась для обсуждения новая тема для обсуждения. Фармацевтические компании приобрели на производство вакцин многомиллионные заказы. Определённый стимул получила отрасль биотехнологии для работы в области биодетекции и анализа генетического материала. В это же время, после некоторого затухания общей истерии стали появляться материалы, касающиеся эфемерности угрозы и различные предсказания урона, который борьба с биотерроризмом нанесёт биотехнологии.

В итоге остаётся открытым вопрос, можно ли данную ситуацию рассматривать как пособничество официальных государственных структур экстремистским группировкам и их целям? Получается, что информационный экстремизм может исходить как от членов преступных группировок, так и от официальных структур государственной безопасности, которые являются оплотом антиэкстремизма. В результате оказывается, что СМИ, повышая свой рейтинг увеличением показа количества сцен насилия на экране, сегодня полностью отвечают задачам экстремистов. Следовательно, такое использование СМИ позволяет формировать в обществе новую идеологию - идеологию насилия. А экстремисты, провоцируя на это СМИ своими действиями, продолжают увеличивать количество своих преступлений, точно зная, что их деятельность будет в полной мере освещена практически во всех СМИ. Таким путём они достигают своей неблаговидной цели - победы в информационной войне.

Пытаясь навязать обществу свою модель регулирования политической и экономической жизни террористические организации используют весь арсенал средств, в которых информационное и политическое насилие над личностью становится основным методом управления обществом и его институтами.

А. Н. Курбацкий считает, что именно в этой модели террористические организации делают попытки навязывания обществу новой модели регулирования политической и экономической жизни, т.к. физическое и информационное насилие над личностью становится в ней основным методом управления обществом и его институтами.

Возникает вопрос: в чём отличие информационного экстремизма от других проявлений речевого воздействия? Прежде всего, существуют характерные черты экстремизма. Само же воздействие на субъект в конечном итоге является не целью, а лишь средством к её достижению. Сами субъекты экстремизма эту основную цель не скрывают, а специально выставляют на показ, как основу своей деятельности. Передавая гласности то, что стремятся скрыть легитимные СМИ, экстремисты, тем самым, воздействуют на аудиторию сценами насилия и открытостью своих суждений.

Сейчас особенно остро стоит проблема информационного экстремизма на ценностные ориентиры общества. Это происходит потому, что современный этап развития информационных отношений определяется возможностью информационного воздействия, как на индивидуальное, так и на общественное сознание, что может вызвать угрозу развязывания информационных войн. В результате проблема информационной безопасности выходит на первый план и становится неизбежным противовесом свободы информации.

Экстремистские сообщества, захватывая всё новые сферы информационного пространства, в итоге с успехом прививают собственные аксиологические установки широкой аудитории. Резюмируя, можно констатировать, что информационный экстремизм является подготовительной ступенью для других видов экстремизма. Он формирует благоприятную среду для распространения и принятия экстремистских идей и идеалов.

Как результат этому - механизмы речевого воздействия открывают безграничные возможности влияния на развитие общества. То есть информационный экстремизм нередко провоцирует появление большого количества экстремистов-дилетантов. Ранее, когда была необходима специальная подготовка, возможность приобретения оружия и получения необходимых знаний, экстремизм был не только желанием к действию и его мотивацией, но также и реальной возможностью осуществить это желание. Практически экстремизм не был легко доступным и пропагандируемым. Сегодня экстремистские методики общедоступны и могут быть получены в книжных магазинах или в Интернете.

Интернет не имеет территориальных границ. С его помощью можно получить доступ к любой информации, в том числе к той, распространение которой иными способами запрещается.

По мнению А. Н. Курбацкого, у молодого поколения активно формируется зависимость от Интернета. Но как любой социальный феномен, он имеет колоссальные негативные аспекты. Молодёжь всё больше времени проводит за компьютером, предпочитая виртуальный мир реальному и в существенной степени худший виртуальный мир, создаваемый агрессивными компьютерными играми. Живые картинки с экранов телевизоров и компьютерных мониторов практически совпадают. Убийство и насилие становится нормой жизни.

Констатируя этот очевидный факт, можно с уверенностью утверждать, что экстремизм сейчас доступен любому недовольному и как идеология и как способ осуществления действий по выражению его недовольства. Руководствуясь и доверяясь доступным для приобретения инструкций по изготовлению бомб и рабочему справочнику, любой экстремист-любитель настолько опасен в смысле разрушения и смертоносен, как и его коллега-профессионал. С другой стороны - он становится более трудно отслеживаемым и предугадываемым.

Ещё одним следствием распространения информационного экстремизма является изменение самой структуры экстремистских группировок. Строгая иерархия среди её членов, бывшая ранее внутри одной группировки или ячейки, сегодня экстремистская группировка применяет сетевую форму руководства за счёт развития средств связи. То есть, это означает, что над группировками экстремистов не стоит один харизматический лидер, который диктует идеологию и стратегию всей группировке. Сегодня существуют множество лидеров даже внутри одной группировки. Каждый из них имеет собственные источники финансирования и они рассеяны по большой территории.

Из этого следует, что возможность предугадывания и противодействия такому виду экстремистских группировок снижается многократно. С другой стороны, возникновение и распространение данной сетевой структуры делает уязвимой для атак любую экстремистскую группировку. Это будет существенно облегчать задачу антиэкстремистским силам, которые будут направлять свою работу на разрушение коммуникаций между ячейками группировки.

Ставшие параллельной реальностью Интернет и различные социальные сети, где все могут моментально и безгранично, в условиях анонимности распространять разную информацию, превратились в инструмент продвижения наносящих существенный вред экстремистских, террористических идей и культа насилия. Десятки тысяч интернет-сайтов и веб-порталов, действующих сегодня в мире, активно используют экстремисты и террористы. Практически передислоцировавшись в социальные сети, они упростили себе работу по вербовке новых сторонников и пропаганде радикализма. Сейчас в составе международных террористических организаций активно работают полноценные профессиональные интернет-службы, а границы их деятельности и возможностей значительно расширились. С помощью интернет-ресурсов сегодня реализуются информационные кампании для поддержки различных террористических групп, планируется ход террористических операций и ведётся сбор подробной информации о целях и объектах атак. Террористами в Интернете активно используется потенциал платёжных инструментов коммерческих электронных переводов и других систем. Главной трибуной для их призывов, обращений и трансляций агитационных видео- и аудио-роликов также стал Интернет. В перечисленной интернет-продукции размещается информация о тактике террористических действий в различных условиях, выкладываются инструкции по изготовлению самодельных взрывных устройств и большое количество видео-сюжетов, прославляющих подвиги террористов.

Терроризм в Интернете - динамичное и многоаспектное явление. Не всегда эффективными оказываются усилия государств по мониторингу и нейтрализации сайтов экстремистского и террористического толка. Интернет-ресурсы и веб-порталы террористических организаций видоизменяют свои форматы, стараются скрыться под другой тематикой, создаются под новыми доменами и используют хостинги разных стран. При этом они злоупотребляют свободой слова и пользуются ей в полной мере. Практика показывает, что устранение террористических сайтов существенно затруднено, т.к. они имеют зарубежного провайдера. Это приводит к тому, что зачастую одно государство не может добиться от другого закрытия какого-либо деструктивного сайта. Также, серьёзной преградой для этого является различие в национальных законодательствах. Всё это свидетельствует о том, что сегодня проблемы терроризма в Интернете являются главной темой повестки дня для мирового сообщества.

Сейчас в мире больше всего распространены два основных вида использования глобальной сети Интернет в террористических целях:

- информационно-психологический терроризм, суть его заключается в использовании Интернета в целях устрашения населения и распространения дезинформации, демонстрации мощи террористических организаций и пропаганды террористической идеологии. Через Интернет международные террористические организации ведут пропаганду радикальных воззрений, проповедующих искажённые идеи джихада и борьбы с неверными и распространяют идеи экстремизма и терроризма под религиозным прикрытием. В случаях, когда псевдорелигиозные группы воспитывают в своих приверженцах фанатичную преданность и неприятие других религий, пропагандируется ксенофобия. С помощью интернет-ресурсов проводится политика широкомасштабного информационного террора и демонстрируются сцены убийств и пыток людей;

- информационно-технический терроризм или кибертерроризм, суть которого заключается в разрушении систем управления различными сферами жизни общества и нанесении ущерба отдельным информационным средам государств. При этом кибертерроризм сегодня особо опасен тем, что в случае отключения систем жизнеобеспечения населения может привести к большим человеческим жертвам.

Следовательно, Интернет привлекает террористические группы такими своими особенностями как лёгкость доступа, наличие огромной потенциальной аудитории пользователей, в первую очередь, молодёжи, анонимность связи, самый быстрый и относительно дешёвый способ распространения информации, слабая цензура или даже полное отсутствие какого-либо правительственного контроля.

Таким образом, специфику современного экстремизма и терроризма можно определить как внешними, так и внутренними факторами, формирующими ситуацию. В них негативный экстремизм и терроризм стал массовым явлением. Их внешние факторы - это развитие информационных технологий и усиление роли СМИ в обществе. Внутренние - отсутствие правильного идеологического воспитания молодёжи. Все они приводят к тенденциям современного экстремизма и терроризма: изменению идеологической основы и целей экстремистских и террористических группировок, а также появлению таких феноменов как информационный экстремизм и информационный терроризм, изменивших и сами субъекты экстремизма и терроризма, и формы их деятельности.

Из постоянных угроз вытекают задачи информационной безопасности, а также меры по её обеспечению. Они направлены на предотвращение этих угроз или на ликвидацию уже возникших. Их можно сгруппировать в следующие типы: юридические, организационно-экономические и технологические. Также к вышеперечисленному можно добавить и меры психологического воздействия.

Преодоление информационного экстремизма и информационного терроризма сегодня является одной из главных задач руководителей государств всего мира. Известно, что данные явления служат благодатной почвой и основой для массового вовлечения молодёжи в преступные экстремистские и террористические сообщества.

Информационный экстремизм и информационный терроризм во всех их проявлениях можно уверенно квалифицировать как преступное деяние, обладающее большой разрушительной силой и воздействием на умы людей и на общество. Поэтому необходимо бороться с этим злом всеми силами, чтобы надёжно обеспечить условия для благополучной жизни, как отдельного человека, так и общества в целом.

Обеспечение информационной безопасности оказывает сегодня большое влияние на национальную и международную безопасность и стабильность. Особое значение в данном контексте играет международное сотрудничество, поскольку специфика киберугроз такова, что противодействовать им в одиночку не способно ни одно государство. Для эффективного противодействия деятельности киберпреступников необходимо использовать комплексный подход, затрагивающий все уровни обеспечения безопасности.

Противодействие информационному экстремизму и информационному терроризму осуществляется по следующим основным направлениям: профилактика и предупреждение экстремизма и терроризма; выявление и пресечение экстремизма и терроризма, в том числе в СМИ и сети Интернет, а также международное сотрудничество в области противодействия экстремизму и терроризму.

Комментарии
Отправить
Свяжитесь с нами

Чтобы получить консультацию наших экспертов, свяжитесь с нами удобным для вас способом, заполнив форм справа, позвонив по телефону:

(495) 999-02-56

или отправив нам письмо на адрес:

kopiraiting.com@gmail.com

Не забудьте рассказать о вашей компании, цели проекта, имеющихся наработках и оставить свои контактные данные.

Отправить