Вход для клиентов
Вход для клиентов
Регистрация
Нас рекомендуют
А.А. Третьяков
АО "Тройка-Д Банк"
Сидоров Т.В.
ген. директор ООО "ДСС Медиа Групп"
С.И. Воробьёв
АО "ВОКБАНК"
Талаш А.А.
Генеральный директор группы компаний РосКо, к.э.н.
Егоров Виталий
директор ООО "ПАЛИТ-РА" it-palitra.ru
Ахметов И.Р.
директор akhmadi-invest.com
Подтыкан Я.А.
директор GM-Lab., проект yavshoke.net
Комарцова Мария
редактор ИА "Бел.Ру"
Бузенкова Мария
директор Domnatamani.ru
Дроздов Вадим
директор importkama.ru
Сергей Вачиков
ООО еКузбассРу
Смирнов Константин, директор
ООО «ФАРМ-ЭКСПРЕСС1»
Занис А.Л.
ген. директор ООО "Веб-Сторс"
Наталия Захаренко
ген. директор ООО "МЦС"
Подробнее
Наши клиенты
Подробнее

Старик и море: cибирский вариант (по рассказу К. Балкова «Золотое облако»)

Тема человека в его взаимосвязи с окружающим миром актуальна во все времена и у всех народов. Автографом к работе взята строчка из повести американского писателя Э.Хемингуэя Старик и море, где рассказывается о старом рыбаке Сантьяго, который жил в маленьком рыбацком поселке на Кубе.

Всю свою жизнь он был связан с морем, которое стало для него всем: родиной, семьей, женщиной: старик любит его, думает о нем с нежностью, как о женщине. Насадив на крючки приманку, медленно плывет по течению. Мысленно общается с птицами, с рыбами [3:1]. Но при такой беззащитности и ранимости Сантьяго в поединке с рыбой доказал правдивость своего жизненного кредо: человека можно уничтожить, но победить нельзя.

История, рассказанная иркутским прозаиком Кимом Балковым, произошла в одной из сибирских деревень, затерянных по берегам славного моря. Автор рассказал о человеке, который всю жизнь был связан с Байкалом. Там он родился, провел детство и юность, работал, создал семью, растил детей, старел, похоронил жену. Но во все времена его жизни перед глазами был Байкал как немой свидетель всех произошедших событий, как соучастник всех дел. Байкал становится действующим лицом Золотого облака наряду с Антоном и Марфой, главными персонажами рассказа.

Итак, герой Золотого облака Антон Сибиряков жил, не выезжая, на берегу славного моря. Жизнь его была достаточно аскетична и монотонна. Каждое утро он просыпался с надеждой обрести нечто несходное с собственным миропониманием, но этого не происходило. К сожалению, наш герой думал, что не многое зависит от него и не прилагал никаких усилий для того, чтобы его намерения осуществились.

Он знал как свои пять пальцев каждый склон, расщелину, распадок в ближней тайге. К нему, семидесятилетнему старику, давно отошедшему от дел, до сих пор обращались не только люди из ближайших поселений, но и многоопытные егеря из Прибайкальского лесничества. Читатель может сделать вывод о том, что Антон Сибиряков был мудрым, сведущим человеком, который отзывался на все просьбы людей.

Жил он уединенно, по складу характера был немногословен, поэтому часто из него слова нельзя было вытянуть. И даже Марфа Кирилловна, в миру именуемая Марфушей, не всегда могла разговорить своего супруга. В те редкие времена, когда он отходил, жена говорила: Сибиряк ты мой, чего ты сам не свой, обыгрывая или его фамилию, или принадлежность к касте коренных жителей байкальской земли.

На вопрос жены Антон обычно не сразу отвечал, несколько раз покрякивал, пока желание высказаться не подступало к горлу. Тогда он взмахивал руками, как бы отгоняя утреннюю занудную мошку, и спрашивал с болью: А пошто бы быть ладу в душе, когда всяк заезжий хорек прет в тайгу с ружьишком да со сворой собак? Чего он там потерял? Выговорившись, он чувствовал некоторое облегчение, колючая досада отпускала, и на душе становилось легче.

Из скупых замечаний автора становится очевидным, что старик, по всей вероятности, лесник в прошлом, очень переживал за тайгу и родной край, в котором родился и вырос. Нынешнее потребительское отношение к природе казалось ему варварским, но как рядовой пенсионер, лишенный всяких полномочий, уже не мог остановить те безобразия, которые устраивали в тайге заезжие. Поэтому не было и лада в душе старика из-за постоянных переживаний за тайгу, к которой относился трепетно, как к родному человеку.

Вот так и жили на берегу славного моря Антон и Марфа, почти как сказочные персонажи у Пушкина: Жил старик со своею старухой у самого синего моря. Но у наших героев был сын. Правда, читатель так и не узнает его имени, потому что он ни разу не навестил своих родителей после отъезда из отчего дома.

В детстве ему не нравилось, что родители живут в глухомани, любят уединение и тишину, поэтому при первой возможности он вырвался из поселка, уехал в город, который настолько сильно его затянул, что не отпускал даже на несколько дней.

Зато у стариков был верный пес, который был им очень предан, особенно любил Марфу Кирилловну. Она все свое время проводила в огороде, где всегда находилась работа. В один из дней она привычно подгребала железными граблями разметавшийся сырой тяжелый хворост и вдруг резко остановилась, схватилась за грудь маленькими цепкими руками, прошептав: Ой, оченьки, че со мной? Старик в это время возился на крылечке, взбивая половички, как вдруг перед глазами потемнело, и он подумал: Не к добру! Тут же взглянул на Марфу Кирилловну, которая еле стояла на ногах. Старик и раньше замечал, что что-то неладное происходило с супругой, не однажды говорил: Съезди в райцентру, покажись фельчиру. Но на все просьбы Антона она отнекивалась. ( А он, во всем привыкший слушать жену, не мог настоять на своем, отвезти в райцентр. Конечно, после ругал себя за это...)

Подбежав к Марфе Кирилловне, ставшей похожей на колеблемую ветрами былинку в чистом поле, усадил ее, сразу же запряг единственную лошадь. Он был готов везти жену в райцентр, но она слабым дрогнувшим голосом сказала: Ниче не надо, милой. Поздно... Видно пришло мое время.

Отошла Марфа легко: вот только что говорила с мужем, потом опустила руку, закрыла глаза и сделалась холодной.

Антон в этот миг ощутил холод, и к горлу подступил тяжелый ком. Он был страшно растерян, обескуражен и не знал, как жить дальше. Осознав, что любимой Марфуши больше нет, он попросил мужиков помочь ему в приготовлениях к похоронам.

После поминок он еще несколько дней не мог поверить в то, что его супруги больше нет. Преданный и верный пес ничего не ел и не пил, а только лежал рядом с могилой и тяжело дышал. В отличие от сына пес был рядом с Марфой всегда, даже после ее ухода.

Прошло несколько дней. Однажды в отчаянии Антон забрался на лысую гору, откуда были видны родные просторы. Вдруг он заметил в водах Байкала остров, которого раньше никто и никогда не видел там. Старик спустился на берег, взял свою старую лодку и поплыл до этого острова. Приплыв туда, он сразу же понял, что остров этот часть его души, израненной, болезной.

Он был уверен, что это чудо отправили небеса вместо любимой Марфуши, навсегда покинувшей его. Остров придавал ему жизненную силу, каким-то таинственным образом вливал энергию. Старик приплывал на этот остров каждый день и рассказывал о том, что с ним происходит, что происходит вокруг и даже о том, что таится очень глубоко в его душе.

Поговорив с островом, он чувствовал явное облегчение, у него появлялись силы жить дальше. Все это происходило потому, что остров он стал воспринимать как живого человека, как свою любимую жену.

Так шли недели. Иногда он рыбачил на острове, помогал рыбакам, если у кого-то плохо клевало, делился уловом. Без острова он не мыслил своей жизни, все его намерения были связаны с ним.

В один из осенних дней он почувствовал, что должно произойти нечто необъяснимое, которое он ждал с замиранием сердца. Он вдруг понял, что утратил все, связывающее его с жизнью. Утрата эта была воспринята им спокойно и, как замечает автор, почти деловито.

Старик отвязал лодчонку и столкнул ее на воду. Сел на весла и почувствовал, как гудело море. Волны швыряли лодчонку из стороны в сторону, тем не менее не выказывали намерения захлестнуть ее. Старик продолжал охотно грести. Он подплыл к тому месту, где прежде был островок, а теперь громоздились волны, набегая одна на другую. Он не отыскал ничего из того, чтобы хотел увидеть. Вздохнул и, чуть помешкав, бросил весла за борт и устало отпустил натруженные до черноты руки.

Долго сидел Антон так, потом глянул в небо и между черных грозовых туч увидел золотое облако. Он потянулся к нему всем сердцем. В какой-то момент вспомнилось, что он уже давно ждал, когда золотое облако зависнет над ним и он сможет сказать ему про то, что на сердце и о чем никому после смерти жены не говорил. Какое-то смущение овладело им, но оно оказалось коротким и легким, как воробьиное перышко, и исчезло, едва коснувшись сознания.

Лодку с Антоном Сибиряковым обнаружили в семистах метрах от того места, где она была спущена на воду.

Итак, сюжетная линия текста непритязательна. Автор поведал историю жизни человека, нашего современника, в котором мы можем узнать черты знакомых нам людей. Что же цепляет читателя, заставляет задуматься о жизни старика и его жены, почувствовать свою причастность к их жизни?

Прежде всего, достоверность описываемых событий. В незатейливой житейской истории читатель узнает реальные черты реальных людей, узнает приметы их быта, суровую действительность таежной жизни.

Автор вскрывает сразу несколько проблемных точек этой действительности. К ним отнесем, прежде всего, отсутствие всякой инфраструктуры в деревнях и поселках, затерянных по берегам славного моря. Жизнь находящихся там людей напоминает кадры из послевоенных фильмов.

На малой родине нашего героя не было даже больницы (а возможно, и электричества), не было дежурного фельдшера, что, собственно и привело к тому, что его жена так затянула с обследованием, и это оказалось роковым для обоих супругов.

Другая, не менее острая проблема отсутствие духовной близости с сыном, который уехал из родительского дома навсегда. Он уехал за лучшей долей, нашел, вероятно, свою любовь и жил вдалеке от Антона и Марфы, совершенно отстранившись от них.

Этот человек, имя которого автор так и не называет, за всю свою жизнь так и не удосужился приехать к своим стареньким родителям, чтобы поддержать их, согреть одинокие сердца. Эта черствость, возможно, сыграла свою роль в болезни Марфы Кирилловны и в одиночестве Антона Сибирякова.

Наконец, тотальное и повсеместное истребление тайги, не имевшее, казалось бы, отношения к старику, не прекращалось, а только усиливалось. Опустошительные набеги на тайгу заезжих, их злоба и потребительское отношение к природе усугубляли сердечную боль старого лесника. Но об этом автор не говорит прямо, читатель может судить о силе переживаний героя только по его скупым репликам.

Следует отметить, что это очень важный стилистический прием автора. В тексте преобладает разговорная ситуативная речь персонажей, что указывает на персонифицированный тип повествования. В этом проявляется антропоцентричность художественного текста: автор взаимодействует с читателем через систему действующих лиц. Но это взаимодействие может развиваться в структуре текста по-разному. Например, преобладание объективного авторского голоса и голосов героев, преобразованных автором. Но Ким Балков свой объективный авторский голос подчиняет подлинным голосам своих персонажей. В тексте постоянно звучит живая речь живых людей.

Речь эта очень сильно отличается от дистиллированной (термин Д.С.Лихачева) речи образованных горожан. Она пестрит диалектными словами, фразеологизмами, эмоционально-окрашенной лексикой. Читать художественный текст с таким изобилием средств выразительности одновременно трудно и увлекательно, потому что приходится вникать буквально в каждое слово, удивляясь при этом неограниченному лексическому ресурсу нашего языка. Этот лексический ресурс и придает Золотому облаку неповторимый колорит и самобытность.

Нельзя не остановиться на заголовке текста, которому в содержательной структуре произведения принадлежит существенная роль: он передает в концентрированной форме основную тему или идею. Эта функция обусловливает его связь со всем текстом, а также возможность осмыслить его значение в ретророспективном прочтении, т.е. после реализации всех линий связи заголовок текст [2:43].

Итак, семьдесят лет на берегу священного моря прожил наш герой. В его жизни было все: и радости, и горести, и лишения, и тяжелый труд, и счастье супружества. Не было лишь любви сына и его поддержки. Всю жизнь старика поддерживало море. Оно его кормило, радовало глаз, заполняло пустоты уединенной жизни и даже в смертный час влекло к себе.

Море стало частью жизни и смерти нашего героя, сильного и мужественного человека. Такого же, как старик Сантьяго из повести Эрнеста Хемингуэя Старик и море.

 

Литература

1. Балков К. Золотое облако // Москва. 2009. № 12. С.43-49.

2. Домашнев А.И. Интерпретация художественного текста. М.: Просвещение, 1989. 208 с.

3. Хемингуэй Э. Старик и море. https://ru.wikipedia.org.

Комментарии
Отправить
Свяжитесь с нами

Чтобы получить консультацию наших экспертов, свяжитесь с нами удобным для вас способом, заполнив форм справа, позвонив по телефону:

(495) 999-02-56

или отправив нам письмо на адрес:

kopiraiting.com@gmail.com

Не забудьте рассказать о вашей компании, цели проекта, имеющихся наработках и оставить свои контактные данные.

Отправить